00:19 

место, в котором... гм )

гинолис
погладь автора, я сказаВ
ах, Изуру )

...Они вывалились в беззвёздном небе, но едва странно рогатый месяц успел мелькнуть перед глазами лейтенанта третьего отряда Готэй-13, как они - вернее, прежде всего Кира, - врезались... в купол, как вы понимаете. Кто знает, почему Нойтора не заботился о целостности местной архитектуры!.. Неожиданность, эффекты падения и давления хиерро - наверное, всего этого достаточно, чтобы вышибить из глаз искры, и вряд ли удивительно, что Кире казалось, будто он видит этакий белый взрыв.
Но спустя миг они провалились под купол - и не просто провалились куда-то под купол, а проваливались всё дальше и дальше, круша всё, что попадалось на пути.

...Пока санбантай-фукутайчо не осознал, что пустоты и темноты вокруг слишком много. Что невозможно падать где-то настолько внизу - так долго. То есть не то чтобы им вовсе не попадалось перекрытий или стен, но согласитесь: падать несколько... о, как-то даже слишком много минут во мраке - это как-то слишком масштабно для подвала! Ну или даже подземелья.
Ему показалось, или там были колонны. Непомерно большие... колонны или обломки колонн. Это почему-то... успокаивало, что ли.

@темы: Лас Ночес, вбоквел ), игровое, отыгрыши оффтоп

Комментарии
2010-11-23 в 02:03 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Чувство падения. Будило его когда-то ночью. Быть может, гибель, из которой он выходил в этот мир? Одно мгновние падения. Но здесь была вечность. Почти. Он знал темноту и пустоту беспамятства, она бы не удивила его после белого взрыва в глазах. Но это не была и она.
Это не был и сон. Он чувствовал рейацу холлоу, они с Вабиске держали этот удар. Пока одна часть удивлялась и падала, другая... работала.
Сгруппировался, смог замедлить себя, расколол твёрдые плиты - но уже не пробил насквозь.
К сожалению, он даже не мог пошутить, что теперь ему не придётся пробить дырку в мире и провалиться в ад или безмирье.
И даже не мог пока оценить величия подземного пустого мира. Может быть, хотел бы. Хотел бы знать, кто поднял эти чертоги, в какую предвечную мглу.
И не мог пока радоваться, что видел это - юдоль голодных душ.
- Omote wo agero, Вабиске.

2010-11-28 в 00:50 

Nnoitra
Pray, Santa Teresa!
Чуть поодаль, во тьме, у подножья одной из огромных колонн, в упавшем сверху лучике света сверкнула белозубая ухмылка и чуть хрипловатый, уже знакомый, голос произнёс:
- Что, хочешь подраться, шинигами? Я так и думал.
Блик света пробежался по полумесяцу огромного лезвия и исчез во тьме. От незнакомца отчётливо веяло какой-то жуткой рейацу, не пустого, но и не шинигами. Что-то среднее, и в то же время не похожее ни на что. Голод, тоска, безнадежность. Отчаянье.

2010-11-28 в 22:27 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
- Не думаю, что хочу.
Он был здесь, в месте, которое отзывалось "Уэко Мундо".
Тоска? Безнадёжность. Пустынность. Мгла.
Он знал, что у него может быть миг, а может быть бездна времени, чтобы тоска по отнятому свету и издевательство - вместо солнца - пробитая дыра мрака - успели стать и его чувством. Безнадёжность? Из которой не выйти, а из Уэко Мундо можно не выйти.
Он мог быть лейтенантом отряда, который никогда больше мог не увидеть.
Достаточно скрестить оружие. А теперь всё зависело от слов, которые ему передадут.
Что же. Цветки календулы отличались горечью всех оттенков, поэтому было возможно выдержать её всякую. Поэтому горечь предательства, горечь утраты, горечь смерти, даже горечь бесчестья - могли быть приняты душой и использованы. Поэтому он мог быть лейтенантом Третьего отряда.
Чувства собрались и сложились из разбитой картинки в цельное. Ннойтра Джируга был один. Никого другого.
Встал на ноги, опёршись на меч. Взглянул.
- Я не ожидал, что ты пробьёшь мной крышу. Но я не вижу кругом засады, ты один. Ты не разрубил меня в падении, когда наверняка мог бы. Сюжет ещё не переменён. Ты посланник здесь. Не друг. Не союзник. Не противник. Сторонник сражения?

Наконец, Ннойтра не спешил убирать оружия сам. Хотя сейчас представлял хозяев. И их отношение к Кира.

2010-11-28 в 23:23 

Nnoitra
Pray, Santa Teresa!
- Да, чуток не рассчитал. - едва заметный во тьме кивок наверх. - Что до драк, то я не против хорошего боя, и убивал всех, кто мнил себя достаточно сильным для того, чтобы стоять у меня на пути. Но тебя попросили притащить, а не придушить, особо уточнили, что живым. - арранкар хмыкнул, усаживаясь на пол и укладывая Санта-Терезу на колени.
- Да и смерть от твоей руки я бы не принял, ты слишком слаб и недостоин быть моим противником. Подрастёшь - приходи, подерёмся.
Ноитора сегодня, похоже, был настроен на меланхолический лад. И на тренировку в пустыню он попёрся только для того, чтобы излить на луну, а не на белоснежные стены Лас Ночес всю ту ярость от бессмысленности собственного существования, которая в последнее время всё чаще переполняла его сердце. Будь перед ним не этот шинигами, столь нужный начальству, арранкар сорвался бы и на нём, но пока на ум ничего хорошего не приходило. А потому тонкие пальцы арранкара, словно паучьи лапки, скользили по каменным плитам, а единственный глаз поблёскивал во тьме, внимательно рассматривая лейтенанта. Сейчас было время изучить шинигами, и верная пескисса уже работала, исправно сканируя уровень рейяцу, его колебания, и прочие, небольшие, но могущие оказаться существенными, мелочи. Уж если нельзя было кидаться в драку и рубить в клочья, можно было вспомнить некоторые полезные вещи из тех, что Заэль когда-то вдалбливал в дырявую голову своего тогдашнего приятеля...
- Но хоть я и не твой противник сегодня, но и не союзник. Скажи-ка мне, шинигами, ты ведь хорошо знаешь, откуда Пустые берутся?

2010-11-29 в 00:44 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
- Я не испытывал на себе. Пожалуй. Её тень за твоей спиной.
Шинигами выглядел спокойным и был спокойным, но не была - его рейацу.
Рейацу переливалась тяжело, неспокойно. Застыв внутри, бурливо рябя там, где её могла потребовать рука для кидо. И меч. Вокруг изливалась синева. Он вернулся в облик катаны, катану Кира возвратил в ножны. Второе, что бурлило беспокойно внутри: не любил вызывать Вабиске прежде, чем знать, что его удар нужен наверняка.
Всё это, удары сердца и рейацу, не беспокоило Изуру сейчас. Он, его внимание, разум - сейчас были тут, где сидел Ннойтра. Трогало границы бескрайнего зала.
Он чувствовал себя не более одушевлённым, чем колонна или холодный пол. Рейацу отражалась от него, как невидимая волна. Прозвучали слова. Потом ответ.

Видел за ним? Да, тень того, что сделало его пустым.

Наверное, тут не было времени. Чуть сгорбившись, глядя на силуэт и блеск глаза, смутно думая, кто и почему сложил это подземелье и когда, был. Даже не ждал.

2010-11-29 в 01:05 

Nnoitra
Pray, Santa Teresa!
- Ты больше думаешь, чем говоришь, шинигами. - усмехнулся арранкар. - Тебя связно выражаться не учили? Мы тут народ простой, академиев не кончали. Всё как-то в заботах о существовании, таком бессмысленном, ками его дери.
Ноитора раздраженно чиркнул по полу кончиком ногтя, его рейацу полыхнула где-то внутри, удерживаемая силой воли.

2010-11-29 в 12:21 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
"Откуда берутся пустые... бессмысленное существование.... Несмотря на то, что он пятый из "десяти", "меча", цель хозяина этого "клинка" не стала его целью".

- Иногда в душе умирающего остаётся и разрастается чувство, которое захватывает сердце в миг смерти. Когда так происходит, сила чувства удерживает душу в Генсее. Оно же делается отправной точкой в формировании как облика Пустого, так и его движущего посыла в поведении.

"Проще. Когда царь просил написать ему всю мудрость мира, она уложилась в "люди жили, страдали и умирали". Но не могу проще. Когда поэт ещё и канцелярский работник, ещё и ментор и тренер - ... нельзя проще".

- Когда ты атаковал меня, я видел это чувство как тень за твоим плечом. Сейчас ты говорил о бессмысленности, а я чувствую эту тень как твою настоящую цель. Единственного великого врага. Ты не её преследуешь, не к ней идёшь, поэтому не видишь смысл. Корень этой тени - то чувство, которое удержало тебя когда-то и превращало в Пустого, - помолчал, сжав губы.

Это были сложные вещи, которые он пояснял как мог проще. Но зачем они Пустому с отчаянием и голодом? С проблемой выжить и отстоять себя?
Проще было бы поговорить, кто создал это место, его архитектуру, но... когда выживаешь, не интересуешься таким.
Лучше бы его уже проводили.
Шинигами никогда, за всю историю, не могли вылечить Пустого лучше, чем ударом меча. Хотя этот Пустой был особенным, без маски... он был Пустым. Но ведь и не был за маской? Когда душа возвращает лицо человека, то возвращает возможность выбирать свою судьбу? Это было ещё сложнее. Для шинигами всё пустое должно было быть очищено. Для самого Пустого? Он всё равно должен питаться душами или быть съеденным. Где выбор? Где-то был. Человеческое всегда искало вызова судьбе и року, где бы ни находило себя.

- Лучше бы ты позволил спрашивать мне. Не пришлось бы слушать того, в чём не много смысла.

2010-11-29 в 14:39 

погладь автора, я сказаВ
Kira Izuru_div.3 (не удержался, встРял ) вот Изуру! вот откуда ты знаешь, что он пятый из десяти? он тебе уже язык показывал?..

2010-11-29 в 14:41 

Nnoitra
Pray, Santa Teresa!
- Тю... Думаешь я совсем идиот, да? - Ноитора хохотнул сквозь сомкнутые зубы. - Я тебя понимаю, но вот ты не совсем меня понял. Ответь мне, чья вина, что душа человека остаётся в Генсее? Ответь, и можешь спросить о чём-нибудь меня. Только без философии и зауми, врубаешься?
Арранкар в тени у колонны скользил пальцами по древку алебарды, пробовал остроту лезвия, гладил чёрный металл полумесяцев ровными, гипнотизирующими движениями, словно и сам не замечая этого. Рейацу внутри накатывала валами, словно океан из ртути. Тяжелая, давящая, просачивающаяся наружу через щели в броне самоконтроля Джируги.

2010-11-29 в 14:49 

Nnoitra
Pray, Santa Teresa!
гинолис язык я ему не показывал, представился по форме. Так что если с испанского перевел, то знает.

2010-11-29 в 15:15 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
- Я попробую. Две вины. Одна - шинигами.
"Ты это желаешь услышать. А слышал ли ты сказку о тоби-иши?"
Грустно и мрачно смотрел за движением пальцев по древку оружия. Знал и в себе эту нужду в оружии. Посмотрел на его глаз, позу.
Без философии и зауми.
Время ответов придёт в то время, когда будет один с оружием. Здесь не будут нужны ни философия, ни заумь. Просто чувство.

"Ведь я шинигами. Символ всех шинигами, вины за пустоту и боль. Пожелает его уничтожить?"
"В этом не будет смысла".
"Это глушит боль. Ненадолго".

Гинолис,
испанский близок к латыни, латынь мне несколько знакома: этого требует медицина, этого требуют изменения в языке прибывающих душ - больше англицизмов, Англия - европейская часть Генсея. Второй корень, кроме индийского, в их языке - латинский. Взял труд изучить. Немного.

2010-11-29 в 15:44 

Nnoitra
Pray, Santa Teresa!
- Ага, верно. - удовлетворённо хмыкнул Ноитора. Шинигами был честным, не отпирался - это внушало некоторое уважение. Не как к противнику - но как к собеседнику. Редкая вещь для Лас Ночес, где даже Эспада не избавлена от борьбы за существование - убивай, или убьют тебя. Не до разговоров.
- И убивая нас, вы, типа, свою халтуру исправляете. Сначала похалявили, а потом спохватились. Я не прав?
Арранкар провел кончиком пальца по внутреннему краю лезвия, заставляя его негромко петь протяжную металлическую ноту.
- И чья же вторая вина?

2010-11-29 в 16:41 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Каждый день в Японии умирало около трёх тысяч пятисот душ. Всего было три тысячи мечей, способных поднять душу.
Япония насчитывала семьсот восемьдесят шесть городов. Около четырёх тысяч деревень.
Больной вопрос. Исправление халтуры и халявы?
- Если тронуть вторую вину, придётся уйти к сказке. Ты просил без зауми. Когда шинигами убивает холлоу, то очищает душу. Когда мы работаем, то не халявим. Мы стараемся найти всех и провести всех. Когда с территории уходит один шинигами, другой приходит на смену. Но мы не можем закрыть все места смертей. Здесь халява. Здесь халтура?
Да, ты прав. Таких, кто может быть шинигами, приходит мало. В этом халтура? В этом "спохватились"? Нет, ты не прав. Это не только исправление. Это выживание. Потому что холлоу и шинигами соперники за мёртвую душу. Это не исправление. Не прав - когда холлоу идёт пить живую душу, шинигами должен защитить её. Это не исправление тоже.

Посмотрел.
- Мы противники. Если мы можем отправить вашу душу вверх, это побочный эффект, а не долг. Мы не можем допустить вам вредить живым душам. То, что мы взяли право решать, должны вы страдать дальше или нет - лишь причитается. Мы убивали бы вас и без этого.
Нас очень немного, Ннойтра. И причина уже этого рока - в том же самом, что заставляет вас - превращаться в холлоу.

Сталь под пальцами пустого выпевала что-то, протяжно и пронзительно звонко. В этом воздухе, как звук струны, напрягшей мироздание. Звук этой грани между жизнью и смертью.

2010-11-29 в 17:10 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
- ...хотя мы чувствуем ваше убийство и долгом, и "исправлением" тоже. Мы все знаем, что должны были бы предупредить... Но мы не все помним и знаем, что это непосильно нам, и невозможно, до сих пор, уже спустя две тысячи лет, Ннойтора. Не рождается столько душ, чтобы шинигами было больше. Не умирает столько душ, которые не могли бы задержаться и стать холлоу. Это - гнетёт нас. Это исправить - мы не можем. Поэтому да, ты прав. Когда мы убиваем вас, делаем то, что должны были бы когда-то. Но уже не на тех душах. На других. Пустых. У нас есть вина. Её мы не отрицаем. Исправить - никогда, никогда не сможем и не будем мочь. Мы умрём, но закон мироздания не менялся. И не будет меняться.
Но долг защищать и провожать не пропадёт тоже. Настолько, насколько в наших силах. Поэтому вы будете язвой в долге только, но и противником. Неизбежным, Ннойтора. До тех пор, пока не станет рождаться больше - нас, и меньше - вас.

2010-11-29 в 18:59 

Nnoitra
Pray, Santa Teresa!
Казалось, арранкар вслушивается одновременно и в слова шинигами и в поющую сталь.
- Много сказал, умные слова. Только не все пустые получаются оттого, что душу выпили другие пустые. Иногда душа ждёт и страдает, но никто не приходит ни в день смерти, и на следующий день, ни год спустя. Именно такие души, не выпитые, а выгоревшие изнутри, сильнее, яростнее прочих. Или это вам не рассказывают?
Ноитора сдвинул руку на внешнюю сторону полумесяца, низкая нота прозвучала почти на грани слуха, отдаваясь в костях едва уловимой вибрацией.
- Ты хотел что-то спросить. Спрашивай.

2010-11-29 в 22:11 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Он говорил о тех, кто ждал.
О том, что некоторые души имеют силу "предсмертного желания" и ждут на земле. И о том, что их не находят те некотрые души, которые имели силу открыть меч.
Это было о них.
Было горько. Но из растревоженной раны и должна идти кровь, раз она не мёртвое место. Сколько лет идёт?
На ней произошло образование академии - для того, чтобы больше душ могли прийти, могли открыть силу, могли обрести меч. Создание корпусов Готея, систем патрулирования? Разбиение территорий на зоны?
И сколько времени уже всё так же есть души, ждущие долго?
Создание научного института. Для поиска душ, отъединения их от тел... Но если шинигами подключили технологии, если была надежда, что это позволит держать баланс, то с переменами не медлил и Уэко Мундо.
Возможно... что-то всё-таки могло измениться? Кто он, кто перед ним? Никогда до того пустой не мог сам сбросить маску. Он не носил такой одежды, это всё было особенным. Их десять.
...Даже то, что Ннойтра имел время размышлять, мог - было знаком другого мира. Этот дворец. Ками... Уэко Мундо мог дать голос. Внутри Уэко Мундо появилась сила, превосходящая других пустых. Не стаи их, а организация. Организация с иерархией.
Ками. Это было зерно порядка в том мире, который до того был столь хтоническим. Молодой мир, но мир.

- Ты думаешь, теперь перемены возможны?
"Теперь, когда появились вы?"

...Это не был вопрос "как они называют себя сами", и даже так наболевший в первые секунды по падении "откуда здесь всё это и кто поставил тут колонну", и даже "когда мы пойдём" или "кто тут главный" и "что вы теперь будете делать". Чуть-чуть, но это могло же подождать?

2010-11-29 в 22:43 

Nnoitra
Pray, Santa Teresa!
Низкая нота угасла и потерялась во тьме, а затем арранкар зацепил ногтем самый кончик острого полумесяца и отпустил, рождая тихий звон.
- Перемены? Без них всё здесь не имеет смысла. Всё пойдёт своим путём, мы исчезнем и память о нас похоронят вечные пески, как похоронили память о тех, кто был до нас, и о тех, кто был до них. Если не идти вперёд, катишься назад - такой здесь закон. Просто мы идём новым путём. И только ками известно, есть ли у нас шанс.
Ноитора замер, ссутулившись над своей алебардой. Чёрные волосы сливались с темнотой, лица почти не было видно и лишь недовольная ухмылка слегка поблёскивала рядом безупречных зубов.

2010-11-30 в 08:30 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Что-то тревожило его, нарождаясь.
Никогда раньше не было звенящей темноты под белым дворцом, никогда до не было поющего под пальцами пустого клинка души. Сколько бы ни оставалось видеть в мгле с единственным лучом сгорбленный силуэт и полумесяц лезвий, он не устал бы воспоминать его в душе.

"пустыней и мглой
его под расколотым
небом дышит песнь

беззвучная, у
ветра слышная, с болью
носимая песнь

она в острие
серпов звенит яростью,
печальная песнь"

Только у хайку был один неудобный закон: они создавались для одного мига, и в нём должны были быть выражены. Значило, они должны были быть записаны. Или прочитаны.
Из бумаги у него сейчас были рукава. Из чернил - ничего кроме крови. Из кисти - ничего кроме лезвия узкого ножа.
Неудобно.
Пришлось прочесть.
Тогда освободился от них. Прочёл одно за другим все три.
Помолчал, думая, чем и когда ушиб голову.
Можно было "вернуться к делу". Перемены же Кира толковал под свой устав.
- Ну, никогда раньше Готей не пробовал создать что-то на базе пустых. И не было базы тоже. Может, это и есть тот шаг вперёд, которого нам так не хватало...

2010-11-30 в 09:38 

Nnoitra
Pray, Santa Teresa!
Арранкар внимательно выслушал хайку. Ему раньше никто не читал стихов, и эти странные, рваные строки, обладающие загадочным внутренним ритмом, зацепились за что-то внутри дырявой головы, и там остались. Он ещё немного покатал их на языке, затем отреагировал вслух.
- Клёво сказано. А вот скажи, у вас любой шаг вперёд громко называют предательством? - арранкар немного помолчал и добавил. - Судя по всему, вы ещё очень мало знаете о тех, с кем сражаетесь...

2010-11-30 в 16:37 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
- Достаточно, чтобы не проигрывать им. Много знают о тех, чью жизнь наблюдают изнутри. До сих пор с разведчиками в Уэко Мундо дело было плохо. По другим противникам жаловаться на разведку не приходится.
"...или ты на них, или она на тебя", - додумалось ему.
Лейтенант спрятал руки в рукава. Взглянул. Улыбнулся, но мрачно.
- О шагах... такое случается. Да, громко. Нет, не любой — такой, который не принёс результатов. Который разыгрывался двойной игрой и считался рискованным. В случае провала этот неуспешный "шаг вперёд" скинут на виноватых. При этом сторона-организатор остаётся незапятнанной. Очень удобно. В случае успешного манёвра никто ни о чём не узнает, пока не станет поздно. Проигравшего не будет. И у тех, кто решится сказать "предательство" - громко или тихо, не останется голов.
Вообще у предательства есть субьктивная особенность. Тот, кто делает это по доброй воле, обычно не чувствует себя предателем. Если такая душа начнёт себя звать предателем - это уже минус, он обречён на провал. Если это входит в план, то да, такого козла отпущения заклеймят прилюдно. Это часть многих "шагов вперёд", но не всех. В сражении у шага множество функций, и ответ на вызов времени также не всегда предполагает рокировку и жертву через предательство. Поэтому не всегда. ...Прости, что затянул ответ.

Изуру знал о себе, что может начать "читать проповедь" на всякое слово, сказанное с вопросительным знаком. Теперь с неприятным чувством напоминал себе, что он не в лектории и не обязан читать лекций воину, где нужен краткий и ясный ответ.

2010-11-30 в 17:20 

Nnoitra
Pray, Santa Teresa!
- Сказал много, а смысла мало, как в манной каше. - усмехнулся Ноитора. - Но приблизительно ясно. Ты вот говорил, что вы убиваете Пустых потому, что они выпивают души людей и тем самым плодят себе подобных. А ты в курсе, что далеко не все Пустые охотятся на человеческие души? Или вам это не рассказывали, чтоб вы много не думали?
Арранкар пропустил меж пальцев цепь Санта-Терезы. Звон крупных звеньев иглами вонзился в тишину.

2010-11-30 в 18:42 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
- Восполни мои пробелы. Обычно души становятся Пустыми, когда разрушается цепь. Затем первая человеческая душа, затмение разума. Некоторое время Пустой питается насыщенной рейацу атмосферой. Чувство голода требует живых душ. Затем энергии людей мало. Приходит черёд других Пустых. В это время Пустой долго не покидает Уэко Мундо.

Свет, пишущий очертания мглы.
Звон звеньев выявляющий беззвучность.

Чёрный шинигами, белый холлоу.
Вопрос, ответ.
Мгновения текут, но времени нет. Есть вечность, пока не разомкнут чёрно-белый круг.

2010-12-01 в 12:18 

Nnoitra
Pray, Santa Teresa!
Ноитора покачал рукой из стороны в сторону.
- Приблизительно верно, но от истины неблизко. Верно, когда цепь разрушается, происходит превращение. Дыра, маска и вся фигня. Про атмосферную рейацу - чушь, кто тебе это сказал? Ей могут питаться только Пустые-животные - не крупнее кошки, я думаю. Во всяком случае я видел, как Ямми таскает своей шавке куски убитых им Пустых. Бывшим людям требуется еда посолиднее. Помрачение ума наступает в первую очередь, именно тогда просыпается голод. Примерно одновременно с получением маски и дыры. Дыра и есть средоточие голода. Пустой начинает мстить тем, кто по его мнению виновен в том, что он стал Пустым. Сначала близким, на некоторое время утоляя голод, затем всем прочим. В процессе эволюционирует постепенно, отжирается, меняется. Потом они слипаются - и получается Менос Гранде. Безмозглая огромная фигня, пожирает уже Пустых, человеческие души для них мелковаты. И пожирая, присоединяет Пустых к той куче душ, что уже внутри него. А внутри - жестокая, абсолютно беспощадная борьба за то, кому быть царём в голове. И если один, самый сильный, прорвался наверх, он всех остальных давит, рвёт, стирает личность. Чтоб никто больше не прорвался. И тогда из Меноса получается адьюкас. Хитрый, ловкий, сильный и пожирающий только себе подобных, ну и Меносов, если совсем бескормица. Если не будет пожирать - от голода потеряет разум и станет снова Меносом, но уже без шанса стать адьюкасом снова. Его разум умирает, его давит масса поглощенных душ, но внутри там больше никого нет с разумом, всех задавили раньше. Эти меносы без рук, таких полно в Лесу Меносов. Ходят стаями, подчиняются воле адьюкасов. А у адьюкаса, если он хорошо прогрессирует, есть шанс стать Васто Лордом. Их единицы, они невероятно сильны и обладают разумом. Могут управлять адьюкасами. Многие из Эспады раньше были Васто или адьюкасами. Васто не нуждаются в столь частом и интенсивном питании, это финальная ступень, устойчивое состояние. Некоторые из них способны избавиться от маски сами, но я знаю лишь одного такого. Десяток Васто могут уничтожить всё ваше Сообщество душ, если захотят, но они редко действуют сообща. Они полностью разумны, но невероятно эгоистичны. Они предпочитают селиться порознь, управляя, словно королевствами, колониями адьюкасов, исползуя их как воинов, слуг и, иногда, пищу. Правда чаще едят адьюкасов из других колоний или одиночек. Такие тоже бывают, охотятся чаще стаями, как волки. Одиночке в пустыне выжить очень сложно.

Речь арранкара была довольно отрывистой, короткие фразы он явно сначала старательно формулировал, а потом выплёвывал, пока слова не разбежались вновь. Пауза-фраза-пауза-фраза. Чуть гипнотизирующий ритм. Позвякивание цепи, скользящей в пальцах, словно чётки при молитве.

- Теперь понимаешь, что для ваших драгоценных душ только обычные Пустые страшны? Остальным они нафиг не сдались, те кто сильнее встали на свою дорогу к небесам. И не собираются с неё сходить. Через кровь, боль и битвы они возвращают себе разум. Они страшны только для вас самих, а не для вашей великой миссии. Потому что они понимают, что если они не убьют вас, вы убьёте их. Убьёте, как тех лучников с грунта, что были вашими конкурентами. Решая внутренние дела шинигами во всех трёх мирах.

2010-12-01 в 21:17 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
Тут не было сильно новых данных, кроме "не больше кошки", это были теории "о пране" и "о возможности аскезы пустых", из философии Рейджуцу. Кроме "Ямми" и "шавки Ямми", которую кормят кусками пустых. Кроме Васто, который снял маску сам. Значит, другим помогли.

Сгорбился. Выпустил правую руку из рукава.

- Ты привёл шинигами звания фукутайчо Готей-13. Мне придётся ответить, как представителю нас всех.

Ты прав, обычные Пустые страшны драгоценным душам. Ты не прав. До тех пор, пока между Уэко Мундо и Готей-13 не будет заключён договор, всякий Пустой, ступивший в Генсей, считается угрозой драгоценным душам и будет очищен. Будет очищен, как Пустой, сообразно долгу шинигами.
Ты объявил, что минимум некоторые из Пустых, адьюкасы и Васто Лорды, встали на "свою дорогу к небесам". И не собираются с неё сходить. Ты объявил, что они считают, что будут убиты, если не убьют шинигами.

Ты один из тех, с кого была снята маска. Ты один из тех, кто "возвращает разум через кровь, боль и битвы". Из тех, кто "встал на свою дорогу к небесам". Ты говоришь эти слова. Они звучат, как предупреждение о войне.
Но ты номер пятый, поэтому предупреждение не значит объявления.

Что значит для нас это предупреждение?
Мы знаем небеса над Генсеем. Мы знаем небеса над Обществом Душ.
Я видел расколотое небо над Уэко Мундо.
До тех пор, пока не будет заключен договор, долгом шинигами будет возвращать Пустых на единственную дорогу к настоящему небу. Этой дорогой проходят через наши мечи.
Есть ещё одно небо - мир Императора. Долг Готей-13 - закрывать эти врата.
Есть ещё один путь к небесам. По нашим трупам. Это война.

Взглянул грустно на лезвия полумесяца.
- И путь мира. Только на нём может быть важно, кто из Пустых ест души живых, кто нет. Кто и каким путём идёт куда. Сейчас это возможно. Раньше не было никого, как вы. Будете ли вы на это способны? Это ответ, который предстоит услышать. И, по милости, передать.

- ...Но... Ннойтра, вы выдержали ад в своей душе и выдержали его - сражаясь. Предать себя миру - значит подчинить оружие и душу. Это не самый естественный путь единения с оружием. Подчинить оружию себя - значит слиться с оружием - значит идти путём сражения, значит достичь предела пределов. Ннойтора, это единственные Великие Небеса, с какими не сравнится ни небо Общества Душ, ни небо Генсея. Вы единственные можете позволить это - так сражайтесь! Идите своим путём.
Пока можете.

2010-12-01 в 23:39 

Nnoitra
Pray, Santa Teresa!
Джируга выслушал Киру внимательно - всё равно Гин не приходил, времени словно не существовало, и можно было порассуждать о смысле жизни.
- Понимаю. Про оружие - чтобы слиться с ним, не нужно подчиняться или подчинять. Для нас - это нарушение баланса. Ваше оружие - это дополнение к вам. Наше оружие - часть нас самих, наша сила, наш внутренний зверь, запечатанный в клинке. Достаточно лишь отодвинуть "бенгара коши", ширму, и слиться, как с отраженьем на воде. Для вас путь к единению - это познание клинка, для нас путь к разуму - умение отделить себя от него.
Арранкар немного помолчал и продолжил:
- Каждый из нас достигает лишь тех небес, которые ставит себе целью. Нам не нужны небеса императора или Готея-13. Мы ищем своё небо.
Лезвие Санта-Терезы опустилось, царапнув пол.
- Ваш долг - закрывать врата, очищать души. Вечные долги, вы вечно кому-то должны. Но и у нас есть долг. Мы кровью расплачиваемся с тем, кто дал нам разум и силу, кто показал лестницу в небо, кто расколол наши маски, кто сделал нас на шаг ближе к богам. К вам. С Ками-сама. Мы теперь посреди между небом и твердью, тем из нас, кто не были Васто, не стать ими, нам не жить в этой пустыне и не мечтать о том, о чём мечтают живущие в ней. У каждого из нас свои, иные небеса. И иногда небеса - это лишь вечный покой, но достигнуть их можно, лишь погибнув с честью от руки того, кто сильнее тебя. А чтоб найти такого, надо убить тех, кто слабее, но считают себя достаточно сильными. И тогда истинно сильный когда-нибудь найдётся...

2010-12-02 в 19:06 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
- Занпакто не дополнение, он источник силы и душа сердца, - педантично поправил Кира. - ...Ннойтора? Ты ведь убиваешь своим оружием (оно носит имя?)... тогда сила убитого поглощается? И если ты будешь убит кем-то вроде тебя самого (как вы называете себя?), ты вберёшь его силу? Или это будет поглощение души?

Пришёл черёд "энциклопедических" вопросов. За ними маячило туманное сомнение Киры в Вечном Покое, хотя он не мог помыслить Предел Пределов и Абсолют иначе. Наконец, умри он от меча шинигами, и отправится в Сообщество Душ, может быть, в Ад. Если же душа такого, как Ннойтора, поглощается, то... действительно ли это покой?
...
А всё же он считал, что можно выйти из круга. Правда, в отношении Ннойторы сомневался - его истинно сильный враг был хозяином горнила, из которого вышел Вабиске, был невидим для любого глаза и неуязвим ни одним сущим оружием. Его имена были Слабость и Страх.

2010-12-02 в 19:39 

Nnoitra
Pray, Santa Teresa!
- Не уверен, что смогу ответить тебе абсолютно точно, за точными ответами - это к Заэлю. Он у нас самый учёный. - хмыкнул Ноитора.
- Но кое что сказать могу. Да, наше оружие носит имена. "Святая Тереза", "Santa Teresa", "Praying Mantiss" - так на разных языках звучит или пишется имя моей алебарды.
Тонкие пальцы погладили чёрный металл, отозвавшийся негромким, но каким-то хищным звуком.
- Когда я убиваю кого-то, чаще всего его силу поглощаю либо я, либо она. Да, это поглощение его души и тех душ, что он поглотил ранее. Но я могу и не поглощать, и не дать сделать этого ей. Я пробовал. Тогда убитый лежит какое-то время, а затем начинает рассыпаться на какую-то чёрную хрень, и эта хрень куда-то улетучивается. Куда - не знаю.
- Мы называем себя арранкары, "сломанные маски". Обычные Пустые, или даже Васто, никогда ещё не убивали никого из Эспады, а про более мелких арранкаров я не знаю, и не видел, что случается тогда.

Казалось, что оружие, лежащее на коленях арранкара, живое, и тот успокаивает его, гладя, словно кошку. А кошка потягивается, показывает когти и клыки, и облизывается, голодным взглядом рассматривая недосягаемую добычу.

2010-12-03 в 17:49 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
"Заэль - учёный; оружие имет имя, одушевлено; поглощение душ - возможность отказа; распад поверженной души, важно; кроме Эспады есть "более мелкие" арранкары".

"Армия с генералами, своей научной базой. Во главе тот, кто обязал их всех повиноваться.
Иерархия, довольно чёткая. Где-то должен быть импульс, сложивший королевства в империю. Условно.
Я не знаю другого места с такой культурой, кроме Сейрейтея. Тот, кто научился ломать маски, мог быть из шинигами.
Есть возможность, что за этим стоял тот Васто, кто сам разбил маску. Но о нём не говорилось так, как о "ками-сама". Кто-то, хорошо изучивший шинигами. Столкновения в Генсее не дадут информации, если часть убитых не была похищена.
Мало.
Предательство..? Он говорил.

Вот как? Понятно".

- Здесь тихо, даже дыра не потревожила никого.

2010-12-03 в 19:51 

Nnoitra
Pray, Santa Teresa!
Ноитора пожал плечами.
- Не знаю, где ходит тот, кто ждёт тебя, возможно он не ожидал, что мы так глубоко провалимся. В этих подвалах легко заблудиться. А вообще да, тихо. Любопытных быстро съедают, все научились не лезть не в своё дело, особенно если чуют меня.
Арранкар осклабился довольной ухмылкой.
- Пока я тут, никто из тех, кто слабее меня, не сунется сюда, а у тех, кто сильнее, своих дел хватает. А Привароны, которые тут живут, тем более не сунутся. Им жизнь дороже.

2010-12-04 в 10:11 

Kira Izuru_div.3
Голова должна быть холодной, сердце горячим, руки - чистыми.
"Привароны..?"
"Всё-таки молодая организация. Старая непременно обрастает связями, и случись что-нибудь в этом роде в Готее, кто-нибудь непременно сунет голову в дыру и невинной простотой поинтересуется "всё ли в порядке?" и "не принести ли чаю?" Даже если туда провалится зачем-нибудь сам капитан, а буде то лейтенант - почтут за святую обязанность.
И, конечно же, укоризненно прочтут, потом, во что обойдётся заделка дыры".

- А, всё-таки ждёт?
Кира представил самую одиозную картину из типа "начальник вызывают" - когда начальник затворился в офисе и даже по появлении не изволит оторвать взгляда от бумаг. И вот такой начальник теорпеливо ждёт (фокусируя взгляд на иероглифах", пока подчинённого доведут, репетирует все виды образа "я смертельно занят, изволь понять, что ты должен работать трижду упорнее меня, а кроме того ты - пустое место и стоишь ниже закорючек на этом листе" - а его всё нет. Не ведут.
И из образа выходить не хочется.
Но не ведут.

"Может, тогда старая? Хотя нет, в старой - доведут непременно из одного того, чтобы посмотреть, какой род расправы над ним учиняют".
Скучал. Всего ничего тут был, а уже скучал по тихому шёпоту хурмовой листвы, по чёрным рукавам, которые иной раз уже рябили в глазах, по работе особенно.
"Кажется, я мечтал, чтобы хоть раз не было ничего, куда надо было бы прилагать обязанности? Так вот же. И нет, не нравится".
Вообще мечталось о чае, и Кира обнаружил впервые целую гору того, к чему был горячо и трепетно привязан.
До сих пор был всего один предмет, о котором он находил, что ничего кроме ему не нужно вовсе.
"Прелесть какая".
- Кто такие Привароны?
"Рядовые, кто ещё..."

   

Hueco Mundo NC-17

главная